История
Крепость Ени-Кале

Керчь, строго говоря, никогда не была крупным препятствием для захватчиков пролива; оборона обычно сосредотачивалась на восточной стороне, в Тмутаракани-Тамани, западный же берег, в основном, служил торговой, промышленной и культурной точной на карте


После того, как турки изгнали в 1470-х годах итальянских купцов из Крыма город вообще был лишен стен для обороны. Как сообщал польский посланник Мартин Броневский: «Султан турецкий не позволил хану татарскому иметь крепостей на всем полуострове, исключая Перекоп». Вполне понятное желание султана, ведь Черное море к концу XV века становится внутренним морем Турецкой империи.

События приняли иной ход, когда в крымские дела серьезно вмешивается Россия. Хорошо подготовив кампанию, молодой царь Петр I в июле 1696 года взял крепость Азов и вывел построенный русский флот в Азовском море.

Через три года царь провел демонстрацию своих кораблей в Керченском проливе. Предлог Петр I выбрал важный: проводы посольского судна «Крепость» в Константинополь. Вся флотилия из десяти единиц, сопровождаемая множеством галер, казачьих «чаек» и прочих вариаций на судостроительные темы предстала августовским днем 1699 г. перед турецким гарнизоном Керчи.

Обдумывая свои дипломатические планы, русский царь решил воздействовать на турок флотом. Во дворце султана знали, что главной причиной падения Азова стала морская блокада крепости, устроенная Россией, тем настороженнее должен был встретить Константинопольский двор выход Петровской эскадры к черноморскому замку – Керчи, а благополучное плавание посольского корабля имело целью довершить впечатление.

Разумеется, такую мощную морскую державу, какой являлась тогда Османская империя, отнюдь не испугало пестрое собрание российской силы, скорее шумное, чем грозное. Однако турецкие наблюдатели поняли, что Петр I демонстрирует им будущее России.

В июле 1700 г. в столице Турции было подписано перемирие; султан уступил России Аов, и Москва перестала платить дань Крымскому хану. В то же время спешно возводились укрепления на керченских берегах против грядущих русских экспедиций.

У Азовского входа в пролив с 1699 г. строятся сильные укрепления. Позиция выбрана была на крутом Керченском берегу напротив оконечности косы Чушка. Место неудобно для проходящего судна: из-за невозможности сделать маневр оно обрекалось на губительный огонь береговых батарей. Позицию надежно прикрывали мели и турецкие суда на проходимых участках, тылом ей служила крепость Тамань. Руководил строительством итальянец Голоппо, принявший ислам. Работы в основном были завершены в 1703 г. Вновь возведенные укрепления получили название Кни-Кале, что в переводе с татарского означает «Новая крепость», на арабско-османском языке оно звучит «Кале и-джедид». Отныне здесь расположился главный штаб турецкой обороны Черноморья, а прежний командный пункт в Кафе «Феодосия) и «старая» крепость Керчь перешли в резерв.

Новая крепость была выстроена в форме, приближенной к четвероугольной с шестью ломаными полигонами. Обведена была стенами с зубцами. Боковые стены – полубастионами поднимались на гору ок. 50 метров. Со стороны поля была укреплена рвом, со стороны морского берега, очевидно для горизонтального боя под батареей, была вымощена площадка на сваях, по которой пролегала дорога. В крепость вели три дороги. Одна – из Керчи вдоль моря, вторая – с северо-востока, от причалов Еникальского залива и переправы с Тамани, третья – из стены от Джанкоя (Каменки). Еще один вход вел со стороны моря. Ворота усилены были башнями и площадками для войск.

Гарнизон Еникале рассчитывался до 2 тыс. человек, но обычно там находилось порядка 1000 воинов. В основном это были турки, но частью служили и татарские добровольцы, вербовавшиеся из ближайших сел. Жалованье солдаты получали из султанской казны, жили в казармах внутри крепости, к их услугам содержались мечеть и баня. Гарнизонным начальником состоял паша в высоком чине везиря, также квартировавшийся в крепости, его покои располагались над «джанкойскими» воротами.

Гражданский люд проживал вне крепостных стен, Самый большой пригородный поселок простирался к западу, в направлении Керчи. Другие поселения примыкали к крепости вдоль дорог на Джанкой и к переправе. Всего в пригородах насчитывалось до 300 жилых домов, обитали в них турки, татары, армяне. Соотносительный состав населения можно представить по владельцам домов: татарам принадлежало – 40, армянам – 30, остальные – туркам.

Жилье было обычно двухэтажным. Крыши домов было односкатными, так как задняя стена выкладывалась прямо к вершине кровли. Расположение окон поражало европейца отсутствием какого-либо порядка. Все строения делались из камня и раствора, состоящего из глины и щебня. Готовые кладки штукатурили глиной, смешанной с соломой, затем белили, добавляя в известь молотую овечью шерсть. Особый уют жилью в холодные дни придавали камины, украшенные кафельной плиткой.

Занятия у пригородных жителей были самые разнообразные. Первое место занимала торговля: она сосредотачивалась в руках еникальских армян и керченских греков, но в немалом количестве и турок. Армяне числились в городе на правах вольных поселенцев, свободно перемещаясь по округе, они скупали в ближайших селах и на Тамани фрукты, овощи, сыр, масло, а затем продавали в городских лавках. Этот промысел не приносил большого дохода, и армяне существовали скромно: довольно большая община не могла позволить содержание церкви, и богослужения совершались на дому. Более солидные дела вели турки и греки. Турки занимались рыбной промышленностью, амбарами рыбников была заставлена вся береговая еникальская полоса. Отсюда морская продукция уходила на юг, в турецкие провинции, и на север, в Россию. Балыки, рыбная икра составляли ценный предмет местного вывоза, наравне с добываемой из Керченских озер солью. Греческие судовладельцы и купцы получали солидные деньги от такого рода перевозок.

Особенно выгодно торговали с Россией. Русские купцы ниже Азова по морю не спускались, они вынуждены были перегружать свои товары на чужие корабли, неся за посредничество немалые убытки. В Турки ценились пенька, железо, нитки, канаты с севера. Контроль за прохождением судов в Россию производился в Еникале, однако транзит не оплачивался хозяином судна: в то время существовал порядок, что все денежные расчеты делались в порту отправления грузов, и таким образом, подданные султана получали дополнительную льготу с того, что Черное море полностью входило во владение Стамбула. Коммерческие путешественники, конечно, подносили подарки местному паше, но чаще пользовались правом продажи части транзитного товара в городских лавках. Если же Еникале являлась конечны пунктом торгового предприятия, то взималась твердо установленная пошлина: со ста единиц груза – четыре единицы налога; плата совершалась деньгами либо натурой. Такими средствами пополнялась казна и оплачивались услуги порта.

продолжение...

Источник: Керченский историко-культурный заповедник
9342 | обсудить | 04.06.2003
Крымчанам предложат строить мост через пролив
Салон красоты «Час краси» презентует
Подробнее
Подробнее
Керченский городской совет
WEB камера г. Керчь
KerchNET TV